Остров Ямал


Статические моменты в психологии уступают место динамическим. (Л.Троцкий)

действие в понимании Б. всегда является символическим действием (....) любое восприятие политической истории просто неотделимо от мифотворчества Пытаясь обнаружить в истории смысл, мы неизбежно придем к мифу... (В.Цимбурский)

Александра Марчук

"Я шагаю по Ямалу"

/big/img... big/img... big/img...

Тост

И Вы говорите, что зря я подымаю тосты за людей? 
Вспомните север. Там откроют любые двери, пологи или то, что там у них есть, 
в любой дом впустят тебя, и первое, что скажут: "Садись и ешь" 
А потом уже спросят, откуда ты и куда идешь. Спасибо Вам, люди!

Открытие

Зачем люди ходят в одиночку? Я долго пыталась ответить на этот вопрос. 
Кто-то не нашел попутчика, кто-то устал от людей. 
Кого-то замучили амбиции - я мол, самый крутой

Я не могла ответить, почему я иду одна. 
Так получилось, и я была не против. К тому же давно не могу быть ведомой, 
а водить тяжело, устаешь от ответственности

Вот и осталась одна. 
Но то, что я почувствовала здесь, заставило меня посмотреть 
совсем по-другому на путешествия одиночек. 
Для меня это было откровение, озарение. 
Для меня стали понятны люди, уходящие в горы для очищения души. 
Когда ты один, а вокруг лишь горы, то испытываешь совсем необычные чувства. 
Голова как будто проветривается этим огромным количеством воздуха, 
на все в жизни начинаешь смотреть по-другому, проще. 
Хочется всех любить, всех прощать. 
Я бы за этим хотела бы продолжать одна ходить в горы...

Хорошо, если за этим ходят

Немного сказки

На моей планете все было очень маленькое, и реки, и озера, 
маленькие редкие деревца, карликовая березка и низенький голубичник. 
Да и я не очень большая. В рюкзаке - все очень маленькое. 
Крохотная палаточка в один килограмм весом, котелочек величиной с кружку,
горелочка, а все остальное тоже маленькое, так же как и раскладка продуктов. 
Большим был только маршрут. 
Километров 300 - на 9-10 дней.

Выбор

Идея попасть осенью в тундру бродила во мне давно. 
С прошлого моего посещения Ямала. Тогда мы сплавились по Соби. 
А потом меня провезли километров сто на север по Бованенковской трассе.
Это была рыбалка, пикник. Горы были далеко. 
Но тундра уже была одета в осенний наряд. 
А на горизонте колыхалось серое облако - стадо оленей. 
Я их не догнала. Повидать мне удалось лишь упряжку оленей, 
погладить их мягкие рога. Заглянуть в их глубокие глаза. 
И в душу запала мечта - побывать в стойбище. 
Пожить среди оленей, среди людей, 
которые так тесно с этими чудо-зверьми связаны.

Маршрут выбирала не долго. 
Кроме золотой осени и оленей, мне хотелось повидать озеро Большое Щучье. 
Пути к нему от 110 километра трассы Лабытнанги - Москва - два. 
Через верховья Большой Усы и Гена-Хадату, 
или через достаточно однообразные перевалы к рекам Лангот-Еган, 
Немур-Еган, Хадату. Дальше - путь один. 
Вдоль ручья Ворг-Шор и реки Нгодяихи. 
Перебродив Малую Щучью реку, попадаешь к озеру Большому Щучьему.

Первый вариант мне казался интереснее и был основным.

Дальше маршрут строился из таких соображений. 
После посещения заветного озера, логично сплавиться по реке Щучьей. 
Но на этот вариант я не решалась. 
Да и нести водное снаряжение с собой - 
все удовольствие от прогулки портить.


big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img...

Уход

Из Москвы я уезжала, не афишируя своих идей. 
В Лабытнангах все друзья мои идеи знали.
Возможно, могли найтись и попутчики. Но таковые не нашлись. 
У всех какие-то проблемы. Хоть те кто собирался со мною пойти, 
люди очень хорошие, но в этом случае я не испытала бы 
тех удивительных чувств, которые меня посетили в этом походе.

Вечером перед моим отъездом, у нас собралось много народа. 
Все говорили о моем уходе. Удивлялись. 
Один человек вдруг протянул мне...
"Возьми. Талисман на счастье. На удачу"

...весь путь, как будто чья-то добрая рука расстилала 
передо мною красную дорожку - мне в руки шла удача...

Утром, перед нашим выходом из дому, начались звонки. 
"А она, правда, идет?" 
- "Да, идет, идет,
- отвечала моя подруга Люда, - вот уже рюкзак надевает. Едем на вокзал...

<......>

Начало маршрута

Выхожу из поезда на 110 километре.

Иду по поселку Полярный. 
Провожают меня в дорогу пустые глазницы окон. 
Ты доброе место - Полярный. Я на хорошей дороге. 
Вперед!

Сперва дорога пошла вдоль реки Большая Пайпудына. 
Иду. Рюкзак тяжеловат, хотя минимизировала все, как могла.

big/img... big/img... big/img...
   
Иду - пою песни. Хорошо на душе, свободно.

Кругом тундра невообразимого цвета: 
лиственница еще на удивление зеленая, но березы, иль подернулись желтизной, 
или переливаются всеми ее оттенками. 
Ярко алая и бордовая толокнянка на островках серо-голубого ягеля, 
светло-красный Иван-чай, почти фиолетовая голубика, оранжевая,
красная, желтая карликовая березка, какие-то бордово-коричневые стебли...

В общем, тундра в праздничном убранстве

big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img...

Как заведенная, снимаю пейзажи. Въезжаешь на перевал - открываются горы, 
снежные вершины,
спускаешься вниз - все то же красно-оранжевое убранство 
с синевой рек и озер. Погода стоит солнечная. 
Горы красочно отражаются в лужах на дороге.

big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img...

Интересно идти в режиме одиночки. 
Хочу  встала обедать, хочу - отдыхаю и пишу дневник. 
Хочу - фотографирую. И никто не торопит. 
В конце концов - куда хочу, туда и иду...

Перевальное плато оказалось заболоченным - очень непрятным.

Речки побежали вниз к Щучьей, 
хотя я сама пока еще никакого "вниз" не ощутила.

Странно все же все в этом мире. 
Кто бы мог подумать, что тут такие дороги. 
Я думала, концы тропиночек еле соединять буду. 
Правда, может, это и предстоит по дороге вдоль Лангот-Егана.
Хотя, сомневаюсь.

Первая стоянка в одиночку

Пора становиться на ночлег. 
Но слишком уж широка долина была - я здесь, как на ладошке.

big/img... big/img...

В моей тундре наступил вечер. 
Со стоянки просматривается вверх вся долина до перевала, с которого я шла. 
Ужинаю на улице под последними лучами солнца, раскрашивающими красными,
лиловыми, желтыми красками мою золотую мечту - осеннюю тундру.

big/img... big/img... big/img... big/img...

Почему-то вспомнился фонарщик из "Маленького принца". 
У него так быстро сменялись дни и ночи.
А у меня? У меня странный режим получается. 
Почему-то и дни слишком длинные и ночи.

Что делать днем? - Идти. А сколько можно идти - не 12 же часов подряд...
Сил никаких не хватит.
И вот вечером просто дожидаешься темноты. 
А темноту всю проспать надо - бока отлежишь за столько часов! 
Нам бы с фонарщиком как-то усреднить свои сутки...

А сутки-то у меня такие. 
Позже семи часов вечера вставать уже не хочется - 
вдруг дальше приличной стоянки не найдется. 
А ведь совсем темно становится только в девять. С темнотой засыпаю. 
Просыпаюсь часов в пять - чуть-чуть светает. 
Не торопясь, и не вылезая из палатки, начинаю умываться, завтракать, собираться. 
Выхожу от семи до восьми утра.

big/img... big/img... big/img...
   
Погода продолжает хмуриться. Жаль, совсем не вовремя! 
Тучи всюду ходят. Видимо, там где-то вдалеке дождь льет. 
Но и "голубые облака" тоже есть. 
Вдалеке появляются большие черные горы со снежниками.

big/img... big/img... big/img... big/img...
  
Лежу на коврике, любуюсь окрестностями. 
Радуюсь солнцу и голубому небу. 
Нет! Бежать никуда не хочется. 
И полежать иногда хорошо...

big/img...

А сегодня ночью проснулась, зажгла фонарик, чтобы посмотреть время, 
и в голове моей вдруг зазвучали слова:

В палатке памирке моей зажигалась свеча,
Как будто звезда загоралась на небе высоко,
И нежная нота, рожденная в блеске луча,
Наверно, к тебе добиралась, хоть это далёко...

big/img... big/img...
   
Высовываюсь из палатки. Тихо. Дождь уже не идет. 
И все же пою:

Что такое осень - это небо,
Плачущее небо под ногами

Нет, небо не плачет. Но серое какое-то. 
Пусть ночью будет серым. Небо серое, в тучах, значит -
ночь потеплее. А утром, днем хочу солнышка! 
Ну, пусть порадует меня еще заполярье!

Вечером лежу, как всегда, высунувшись из палатки, и любуясь, 
на сей, раз озером с отражающимися в нем горами. 
Часть озера кажется розово-оранжевым - это прообраз берега. 
Слушаю тишину.

Все, вроде, хорошо, но при этом в душе что-то "не так". 
Опять в моей голове зазвучал голос Шевчука:

Осень вдруг напомнила душе о самом главном
Осень, я опять лишен покоя...

Понимаю. Беспокоит вот что. 
Какая-то сила хочет меня выгнать отсюда, вытолкнуть.

Но, с другой стороны, такой прочистки мозгов, какую я получила здесь, 
трудно представить.
Здесь начинаешь понимать отшельников. 
Человек, находящийся в горах в одиночестве становится чище. 
Начинает на мир смотреть другими глазами.

Думала я долго. И вот к какому я пришла выводу:

Этот мир огромен и чист. Я в нем - крупинка. 
И я недостаточно чиста для него. 
Вот он и пытается меня отсюда выжить, выгнать. 
Но очищение идет, и чем дольше находишься в этом мире,
тем он становится к тебе благосклоннее, исчезает чувство "не так"

big/img... big/img... big/img... big/img...
   
Утро. Как люблю это предвосходное время! Природа еще замершая. 
Потихоньку начинают разбегаться облака 
(как будто специально покрывали меня ночью пушистым теплым одеялом)
И брызнуло солнце!
И опять раскрасило мир в рериховские краски!

big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img... big/img...

Вот и кончается мой долгий, а может быть, и очень короткий путь. 
Впереди видна Бованенковская трасса. Скоро я попаду в мир людей, в суету. 
Последний вечер. Лежу в палатке и гляжу на тундру. 
Уже не на ту, в которой "есть много гор, что цепляются за тучи", 
а ту тундру, что уже почти совсем плоская. Домой... 
Домой из этого нового, такого родного мира, из мира, 
где столько мне открылось всего нового (или старого?). 
Из мира, который я не забуду никогда, 

и вечно буду я сюда стремиться к возвышенным над суетой местам, 
поскольку человеку, как и птице, дана такая радость  - высота. 

Красота, - сказала бы я

big/img... big/img... big/img...

2009 Марчук Александра ©